8 (918) 432 80 70

8 (861) 267 89 96 

 

Бюро независимых судебных экспертиз

На стороне Ваших интересов

Поддельная подпись супруги в нотариальном согласии и пропуск срока исковой давности

ЭВС рассмотрел дело, в котором супруга просила признать договор ипотеки мужа с банком недействительным, так как ее подпись в согласии была сфальсифицирована.

История вопроса

Супруги К. состоят в браке с 1984 года. С 2007 года в их совместной собственности находятся земельный участок и расположенный на нем жилой дом, право собственности на объекты зарегистрировано на мужа. В 2009 году супруг К. заключил с банком договор ипотеки, заложив указанную недвижимость, чтобы выплатить ранее взятый в банке кредит. При заключении договора он предоставил нотариально удостоверенное согласие своей супруги на совершение данной сделки.

В 2018 г. супруга узнала о том, что на эти объекты недвижимости обращено взыскание, т.к. ее муж К. имеет задолженность по кредиту перед банком. Супруга К. (далее — истец) обратилась в районный суд с иском к супругу и к банку (далее — ответчики) с требованием признать недействительным договор о залоге недвижимости и применить последствия недействительности сделки. Она утверждала, что договор ипотеки заключен без ее ведома и согласия.

Позиция судов

Районный суд назначил судебную почерковедческую экспертизу. Эксперт пришел к выводу, что подпись в нотариально заверенном согласии от 2009 г. выполнена не супругой К., а другим лицом.

Суд удовлетворил иск гражданки К., признал оспариваемую сделку недействительной. Суд пришел к выводу, что супруг К. распорядился общим имуществом супругов без согласия жены, которая узнала об этом только в 2018 году (п.3 ст. 35 СК).

Апелляция решение суда первой инстанции отменила, в иске гражданки К. отказала. Суд указал на то, что при заключении сделки с супругом К. банк не знал, что нотариально заверенное согласие истицы является поддельным, поэтому данный довод не является основанием признать сделку недействительной (п.3 ст.253 ГК РФ). При этом, суд не дал оценку доводам заявителя о пропуске истцом срока исковой давности, о нарушениях при проведении экспертизы, а также возражениям истца против них.

Кассация с выводами апелляции согласилась и оставила судебное решение без изменения.

Гражданка К. обратилась с жалобой в ВС РФ, требуя отменить постановления апелляции и кассации и признать их принятыми с нарушением закона.

Позиция ВС

ВС РФ пришел к выводу, что жалоба подлежит удовлетворению. Апелляция и кассация не учли следующее: применение апелляцией к спорным правоотношениям положений п. 3 ст. 253 Гражданского кодекса не основано на законе; согласно п.3 ст. 35 Семейного кодекса РФ для совершения сделки с общим имуществом супругов одним из супругов требуется получить нотариально заверенное согласие другого супруга. При этом данные положения не предусматривают необходимость доказывания, что другая сторона в сделке, требующей нотариального удостоверения, знала или должна была знать об отсутствии такого согласия; апелляционный суд не учел доводы ответчиков (о пропуске срока исковой давности; о нарушениях при проведении судебной почерковедческой экспертизы) и возражения истца против них. Кассационный суд также оставил это без внимания. ВС РФ отменил определения апелляции и кассации и направил дело на новое рассмотрение в апелляционную инстанцию.

Определение ВС РФ № 20-КГ21-4-К5 от 25 мая 2021 года

Материал подготовлен редакцией сeur.ru

Подготовлено сотрудниками ООО "БНЭС". По вопросам оказания экспертных, оценочных и юридических услуг вы можете обращаться по телефону: +7 (918) 432-80-70

Схема проезда